Дацан Гунзэчойнэй Буддийский комплекс в Петербурге, в Коломягах

Строительство в Коломягах

Коломяги как перекресток четырёх религий: почему именно здесь могут открыть Буддийский паломнический центр

Бывший дачный пригород Коломяги может превратиться в уникальнейший район Санкт-Петербурга, где будут представлены все четыре мировые религии. Это произойдет в том случае, если в дополнение к коломяжской мечети, православным храмам и еврейскому культурному центру здесь появится Буддийский паломнический центр. О том, что предусматривает проект такого центра, как будет выглядеть новый дуган, помещения для ретрита и хостелы для гостей и буддийских священнослужителей, и почему будущее строительство можно считать компенсацией за те утраты, которые Дацан Гунзэчойнэй понёс в годы безвременья, мы подробно расскажем в нашем материале.

Дацан в плену у мегаполиса: как отчуждали территорию храма

Строительство Буддийского паломнического центра в Коломягах — один из самых масштабных и многообещающих проектов Санкт-Петербургского Дацана Гунзэчойнэй. Будущий центр будет вмещать в себя целый комплекс зданий: от дугана до помещений для ретрита и конференц-зала. Все это разместится на сравнительно небольшом земельном участке 0,72 га, выделенном Дацану на Заповедной улице в Приморском районе Северной столицы.

У людей, мало знакомых с темой, может возникнуть вопрос, почему и на каком основании Санкт-Петербургскому буддийскому храму, исторически связанному со Старой Деревней и берегами Большой Невки, предоставили дополнительную землю? Ответ на это прост: это своеобразная компенсация за те территории, которые Дацан утратил в ходе развития мегаполиса, но на которые прежде имел полное право. С момента, когда в марте 1909 года Агван Доржиев приобрел в Старой Деревне под строительство храма земельный участок площадью 2940 кв. метров (0,29 гектара или 648,51 кв. саженей, если говорить на языке того времени), в орбиту Дацана попало многое из того, что впоследствии было занято совершенно другими объектами и организациями. Причины, по которым это стало возможным, понятны: после революции 1917 года, случившейся всего через пару лет после официального окончания строительства Дацана, община буддистов просто не успела реализовать многие из своих строительных планов, в результате чего купленные земли остались пустыми и как будто «беспризорными».

Тем не менее, помимо самого храма, монастырский комплекс в пору своего краткого расцвета успел обрасти несколькими сопутствующими постройками, главная из которых — четырёхэтажный одиннадцатиквартирный каменный дом, предназначенный для ламского общежития (известно, что уже в ноябре 1911 года «полномочный представитель Тибета в Российской империи» Агван Доржиев смог въехать в этот дом, возведённый на несколько лет раньше Дацана). Сразу за общежитием располагался двухэтажный кирпичный флигель (завершён около 1916 года), нижний этаж которого был отведён под баню и прачечную, а верхний — под личные апартаменты Доржиева. На Липовой аллее, в некотором отдалении от остальных сакральных объектов, стоял ещё один двухэтажный кирпичный дом, а в пригородном посёлке Ольгино на улице Коннолахтинской, 7 до конца 1930-х годов находилась двухэтажная резиденция, которой, кроме Доржиева, пользовался учёный-лама Данзан Норбоев.


Современный вид четырёхэтажного одиннадцатиквартирного каменного дома,
предназначенного для ламского общежития. Фото: Иван Андреев

В конце 1922 года Народный комиссариат иностранных дел (Наркоминдел), руководимый Георгием Чичериным, утвердил за буддийским храмовым комплексом три каменных дома в Старой Деревне. Отныне вместе с самим Дацаном они составляли так называемую Тибето-Монгольскую миссию, учреждённую Доржиевым в СССР. Правда, уже тогда началось постепенное отчуждение территории и недвижимости, принадлежащей храму: один из домов, числившийся по Липовой аллее, 4, решением Губоткомхоза оказался передан в пожизненную аренду некоему гражданину Макарову, заведующему дровяным складом Петровида. Даже вмешательство Наркоминдела не помогло Дацану вернуть утерянную собственность: время уже начинало работать против буддизма, который из временного попутчика советской власти превращался в глазах большевистского руководства в «тёмную реакционную силу». А после официального закрытия в 1938 году Тибето-Монгольской миссии, расстрелов ламского духовенства и гибели самого Агвана Доржиева все имущественные вопросы надолго — вплоть до начала 1990-х годов — отошли в тень: будировать их стало просто некому.

После распада Советского Союза в Петербурге заново стала образовываться буддийская община, но в своё распоряжение она получила лишь сам храм, изрядно пострадавший от времени и небрежной эксплуатации (различными советскими ведомствами — гражданскими и военными). От прежних владений Доржиева, которые отчасти признавались за ним и советской властью, почти ничего не осталось. Бывшее ламское общежитие при Дацане ещё с конца 1930-х годов было превращено в обычный жилой фонд и заселено. Двухэтажный флигель, обращённый к реке, полностью снесли во время расширения Приморского проспекта в 1946−47 годах (тогда же, кстати, рабочие разобрали и колокольню Благовещенской православной церкви, расположенной по соседству, а заодно полностью уничтожили старинное петербургское кладбище, воспетое ещё Александром Пушкиным). Строительство набережной и обновлённой транспортной магистрали вдоль Большой Невки лишило Дацан прямого выхода к воде (хотя именно близость реки подтолкнула в своё время Агвана Доржиева к тому, чтобы приобрести землю в Старой Деревне под возведение буддийского храма, который по традиции должен быть расположен близ водоёмов).

Что касается Липовой аллеи, то здесь на бывшей «буддийской» территории возник 14-ти этажный жилой дом для аппарата Конституционного суда РФ (по адресу: улица Савушкина, д. 77). При этом храмовый флигель, ещё на заре 1920-х доставшийся «заведующему дровяным складом» Макарову, вместе со своим владельцем бесследно растворился в истории.

Вектор развития: от религиозной организации — к научно-просветительскому и культурному центру

В 2019 году в Дацане Гунзэчойнэй завершились масштабные реставрационные работы, которые длились около 10 лет. Здание, выстроенное по принципам эклектики и соединившее в себе черты северного модерна со старинной тибетской архитектурой, словно бы получило второе рождение: его фасады, интерьеры, уникальнейшие росписи — все сверкало первозданной чистотой и поражало свежестью своих красок, как будто и не было в его истории полувека запустения и разорения. Всемирный клуб петербуржцев в лице своего главы, директора Государственного Эрмитажа Михаила Пиотровского включил Дацан в Белую книгу Северной столицы, куда по традиции входят лишь те здания, которые в архитектурном отношении составляют гордость Санкт-Петербурга.

Но вместе с тем перед руководством Дацана встал вопрос: каким образом храмовый комплекс может развиваться дальше? На своей исконной, полученной более 100 лет назад стародеревенской территории храм оказался заперт между Приморским проспектом, стихийно образовавшейся прямо под его стенами автомобильной парковкой и близлежащими высотными домами. Даже бывшее ламское общежитие, построенное (как мы упоминали) Агваном Доржиевым в первую очередь, Дацану больше не принадлежало (хотя часть квартир в этом историческом здании в настоящее время выкупается общиной). Следовательно, для развития требовалась другая территория, которая по своим масштабам позволяла бы удовлетворить запросы непрерывно растущей аудитории Дацана Гунзэчойнэй.

Следует признать, что предписываемый буддийскими традициями выход к воде Дацан всё-таки получил: на берегу Большой Невки, в непосредственной близости от 3-го Елагина моста, ему был передан в льготную аренду земельный участок площадью 2800 кв. метров, на котором теперь проводятся многие знаменитые обряды (вроде предновогоднего ритуала Дугжууба) или же массовые праздники и спортивные турниры (к примеру, Кубок Дацана по национальной бурятской борьбе). Со временем здесь даже может возникнуть небольшой, специально оборудованный буддийский сквер. Кроме того, на близлежащей к храму дворовой территории запланировано присутствие двух небольших флигелей, один из которых уже действует — именно здесь сейчас проводит свои приемы досточтимый настоятель Дацана, ширээтэ-лама Буда Бальжиевич Бадмаев.

Но где же организовывать масштабные ретриты, читать лекции, рассчитанные на самую широкую аудиторию, созывать научные и культурные семинары? К сожалению, таких возможностей современная инфраструктура Дацана не предоставляет и не обеспечивает. Между тем, взятый в последние годы вектор развития петербургской буддийской общины таков, что его трудно вместить в рамки обычной религиозной организации. Дацан Гунзэчойнэй тесно сотрудничает с Государственным Эрмитажем (в частности, с отделом Востока, где хранятся монгольская и тибетская коллекции), Институтом восточных рукописей РАН, Музеем антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамерой), Санкт-Петербургским государственным музеем-институтом семьи Рерихов, а также с другими многочисленными научными и музейными организациями. Это подразумевает активное участие буддийских священнослужителей и прихожан в научно-просветительской и культурной деятельности, поощрение интереса к востоковедению и евразийской доктрине, которые становятся все более популярными в современном российском обществе.

Впрочем, правительство Санкт-Петербурга пошло навстречу Дацану Гунзэчойнэй и выделило под его новые задачи крупный земельный участок площадью 7179.00 кв. метров (0,72 гектара) на Заповедной улице в Коломягах (порядковый номер участка — 10, и расположен он северо-восточнее дома 30, литера А по Заповедной улице). Земля была предоставлена еще в 2015−17 годах, но только сейчас проект Буддийского паломнического центра обретает реальные очертания.


Современное состояние участка. Фото: Е. Шевчук

Буддизм на Заповедной улице: как дачный пригород может стать многоконфессиональным кластером

Коломяги, которые прежде считались простым дачным пригородом Северной столицы, а со временем вошли в состав ее Приморского района, теперь могут получить новое, поистине историческое значение — многоконфессионального кластера. В настоящее время здесь уже работает вторая по величине мусульманская мечеть в городе на Неве (открыта летом 2009 года), а по соседству с ней, на той же Парашютной улице, функционирует Еврейский центр «В Приморском». Из наиболее известных православных церквей в Коломягах следует упомянуть храм святого великомученика Дмитрия Солунского (построен в 1905−06 годах, был открыт даже в годы блокады), новую церковь Святого Николая Чудотворца, а также воссозданную старинную часовню во имя святого благоверного князя Александра Невского. Если в той же местности, на расположенной в некотором отдалении Заповедной улице вырастет буддийская пагода и другие сакральные строения, Коломяги превратятся в уникальнейший и единственный в Санкт-Петербурге район, где одновременно представлены все четыре мировые религии: христианство, ислам, иудаизм и буддизм. И даже Невский проспект, известный как «магистраль веротерпимости», не сможет составить ему конкуренцию: ведь при всем своём многообразии здешние храмы принадлежат к различным ответвлениям одной и той же конфессии — христианской (в её православном, римско-католическом или евангелически-лютеранском обличии).

Что же будет представлять собой Буддийский паломнический центр в Коломягах, каким его видят проектировщики и архитекторы? Согласно подготовленным эскизам, на выбранном участке земли разместится внушительный архитектурный ансамбль из трёх зданий, главной доминантой которого станет дуган — новый Дацан, состоящий из четырех этажей и похожий, как и его стародеревенский прототип, на суживающуюся к вершине тибетскую пирамиду. На первом этаже, как и положено, откроется молельный зал общей площадью более 129 кв. метров — с алтарём, священными скульптурами, мозаичными украшениями и росписями. Особенностями второго этажа станут балкон-молельня для лам (около 90 кв. метров) и открытая терраса (44 кв. метра) с установленным на перилах символическим колесом сансары. Третий этаж будет отведён под вместительное помещение для медитаций — свыше 112 кв. метров. И, наконец, на четвёртом, самом компактном по своим размерам, этаже найдётся место для кабинета настоятеля (около 98 квадратных метров). Винтовая лестница соединит четвертый этаж с крышей, на которой будет возвышаться лаконичный пятый ярус, увенчанный острым коротким шпилем и обрамлённый двускатной «китайской» коньковой кровлей.

Справа от Дацана будет построен одноэтажный ретрит-центр, где основные площади займут холл (свыше 52 кв. метров) и конференц-зал (169 кв. метров). Кроме этого, здание предусматривает гардероб (27,5 кв. метров), а также множество технических помещений, тамбур, санузлы и пр. Предполагается, что новый ретритный центр сможет принять около сотни человек одновременно — таким образом, чтобы для каждого ретрита была разработана своя программа, предусматривающая глубокую медитацию, занятия йогой, оздоровительные практики и многое другое.

Самым большим по своим масштабам зданием станет административно-гостиничный корпус, спроектированный в виде буквы «Л» или циркуля. В свою орбиту «циркуль» будет поневоле втягивать две другие постройки и при этом служить им как бы предохраняющим, опоясывающим «оберегом». В этом корпусе, помимо собственно административного блока, откроются два хостела — один для буддийских священнослужителей на 16 человек, с небольшой трапезной, и второй для гостей ретрит-центра и дугана вместимостью 86 человек. Под внешними, выходящими на южную сторону стенами здания будет устроена автостоянка открытого типа.

Таковы планы, какими их видят руководство Дацана Гунзэчойнэй и специалисты-архитекторы. Справедливости ради отметим, что территория в Коломягах в совокупности с небольшими земельными участками в Старой Деревне не просто компенсируют, а превышают размеры утрат, которые Санкт-Петербургский буддийский храм понёс в годы вынужденного закрытия и бездействия. Правда, говорить об этом позволительно лишь в сослагательном наклонении: ведь проекты в большинстве своем всё ещё остаются проектами, а планы — планами. Для того, чтобы реализовать их, в настоящее время создается Попечительский Совет, куда приглашены высокопоставленные представители городской власти, влиятельные бизнесмены и наиболее уважаемые деятели культуры Северной столицы (полное название создаваемой организации — Попечительский совет Буддийского паломнического центра Санкт-Петербургского Буддийского храма «Дацан Гунзэчойнэй»). Совету отводится важнейшая роль в инициировании строительства в Коломягах, поиске необходимого финансирования и попечении за ходом работ.

Проект паломнического центра в целом можно считать подготовленным. Теперь очередь за сметной документацией, деловыми переговорами и взаимодействием с потенциальными инвесторами, спонсорами и жертвователями.

Буддийская община также надеется на поддержку своих прихожан, которые могут помочь проекту, сделав традиционное пожертвование через наш сайт или при очном посещении Дацана в Старой Деревне. Известно, что даже малый кирпич, заложенный в основание храма, способен благотворно повлиять на всю нашу последующую жизнь, избавить нас от бед, болезней и омрачений и помочь обрести благие перерождения в будущем.

Вы можете помочь проекту! Сделать пожертвование.

Урхан Манджиев в соавторстве с организаторами проекта