Дацан Гунзэчойнэй История Тамчинского дацана

Тамчинский дацан

Тамчинский дацан на протяжении многих десятилетий был центром буддизма России. С 1809 по 1938 годы в нем служили четырнадцать Пандито Хамбо лам, среди которых особенно знакомо современному буддисту имя Даши-Доржо Итигэлова — великого ламы, практика и Учителя буддизма, чей феномен и поныне не разгадан учеными.

Тамчинский дацан. Источник: официальный сайт МО «Селенгинский район»

Тамчинский дацан был основан в 1741 году на западном берегу Гусиного озера — самого крупного в Бурятии после Байкала, возле горы Цокто Хонгор Лубсан Жинбой Ахалдаевым, прибывшим в эти края в 1720-х годах. Это было время становления: великий сын Хатагинского рода Лубсан Жинба и вместе с ним первые монахи монастыря, осознавая истину учения Будды, начали первую проповедь в Селенгинском районе. Первый храм представлял собой по монгольскому обычаю войлочную юрту, или кумирню. Место под строительство будущего здания Тамчинского дацана указал Первый Пандито Хамбо лама Дамба-Доржо Заяев.

Тамчинский дацан относится к Буддийской Традиционной Сангхе России, к тибетской традиции Гелугпа (основатель — Чже Цонкапа). Название Тамчинского дацана в разных источниках также пишется по-разному: Гусиноозерский, Хулэн-Нурский, Тамчинский. «Хулэн-Нурский» происходит от бурятского названия озера (Хул-Нор, Хулэн-Нур), бывшего в ходу у старшего поколения бурят до 50−60-х годов ХХ века. Название «Тамчинский» происходит от старого названия бурятского села, существовавшего на месте нынешнего поселка у станции Гусиное Озеро. Этимология слова «тамча» означает «место, где проживает высокий буддийский сан».

В 1741 году Тамчинский дацан был официально признан Российским правительством, а в 1750 году был построен и деревянный храм, ставший одним из первых храмов в Бурятии. В домиках и юртах дацана проживало в то время свыше 80 лам. Через столетие деревянное здание заменили каменным. В 1772 году Тамчинский дацан посетил известный немецкий ученый Петер Симон Паллас, естествоиспытатель и путешественник, находившийся на русской службе в Академии Наук (в 1767—1811 годах). Он составил описание храма во время экспедиции по Сибири. Из его записей мы узнаем, что монастырский комплекс состоял из главного двухэтажного Согчен дугана и четырех сумэ и напоминал Палласу Цонгольский дацан по архитектурному стилю: с ним Тамчинский дацан соперничал тогда в масштабности и учености. Из четырех сумэ Деважин-сумэ — деревянный храм, посвященный Чистой стране Дэвачен Будды Амитабхи — сохранился до наших дней, он был вывезен из дацана и сейчас является экспонатом Этнографического музея народов Забайкалья. Из всех сумэ особо выделялся двухъярусный храм бодхисаттвы Будды Майдари (Майтреи), внутри которого располагалась большая позолоченная статуя бодхисаттвы работы бурятских мастеров.

К середине XIX века в Дацане сложилась сильная монастырская религиозно-философская школа для подготовки буддийских священнослужителей. Образовательные стандарты в ней соответствовали принятым в Тибете и Монголии того времени. Благодаря этому в Забайкалье появились собственные буддийские ученые высокого ранга и духовных достижений. Это было время расцвета: дацан насчитывал более 1000 служителей, а в 19 храмах днем и ночью шли хуралы, велись философские диспуты, врачевались физические и душевные недуги, изготовлялись невероятной красоты тханки и скульптуры.

В дацане существовала разрешенная царским правительством единственная школа для хувараков — послушников, будущих лам. Преподавание разделялось на пять групп, разбитых на 14 классов. На первом курсе на протяжении двух лет изучали старомонгольскую и тибетскую грамоту, заучивали наизусть молитвы и ламаистские богослужебные уставы, осваивали рисование и некоторые другие ремесла. В 3 и 4 классах изучалась логика, с 5 по 9 классы — медицина, в 10 и 11 — астрология и астрономия, далее следовали тибетское богословие и буддийская философия. Дацан, являясь центром изучения религии и буддийской философии (цаннид), широко практиковал диспуты между ламами, они проводились либо на открытых площадках перед храмами, либо в дугане Чойра.

Проводившаяся раз в году в Тамчинском дацане грандиозная мистерия «цам» (тиб. «чам» — танец) — театрализованное костюмированное представление — имела сокровенный, тщательно скрываемый от непосвященных религиозный смысл и в то же время была рассчитана на многолюдную аудиторию. В Тамчинском дацане традиция проведения хурала Цама докшитов — хранителей веры в гневном воплощении — соблюдалась весьма строго. Это пышное богослужение совершалось один раз в год в начале июля. Монастырские художники и мастера по изготовлению одежды, жившие при монастыре, делали маски богов, животных, птиц, шили разнообразные и сложные костюмы для персонажей мистерии. В цаме Тамчинского дацана участвовало 78 персонажей. Традиция проведения цама пришла из Тибета, хотя некоторые исследователи видят его корни в Индии, где в древности особые актеры в масках и одеждах богов танцевали и вели диалоги на языке богов, демонов и людей. Известно, что в дацанах хранились специальные руководства на тибетском языке по обряду священных танцев и были ламы-тантрины высокого посвящения, руководившие всей церемонией богослужения и постановкой собственно танцев и пантомимы. Многие исследователи, наблюдавшие в свое время представление цама в монастырях Тибета, Монголии и Бурятии, не скрывали того, что им не удалось проникнуть в его содержание, что в беседах с ними ламы тщательно скрывают тайну мистерии. Тайный смысл цама остается до сих пор нераскрытым, им владеют лишь ламы самого высокого посвящения. Последний цам был проведен в Тамчинском дацане в 1931 году.

Мистерия «Цам». Источник: официальный сайт Тамчинского дацана

Говоря об архитектуре, следует сказать, что Тамчинский дацан того времени по своему убранству не уступал лучшим храмам Тибета. Это говорит о высочайшем мастерстве бурятских и русских мастеров, трудившихся над созданием дацана, который являлся так же и культурным центром со своей типографией. В ней с тибетских и монгольских ксилографов печатались книги на соответствующих языках. Здесь были и художественные мастерские, где писали тханки — традиционные буддийские изображения свитковой живописи; здесь отливали статуи будд, бодхисаттв, защитников (сахюусанов); были и столярные мастерские.

В начале ХХ века дацан превратился в настоящий поселок с правильной планировкой улиц: в 1903 году на его территории было свыше 300 домов и 22 храма — дугана. Здесь служило более 1000 лам, 500 из которых проживали в поселке постоянно.

Яркую страницу в истории Тамчинского дацана оставил Даши-Доржо Итигэлов — легендарная личность бурятского буддизма. Находясь на посту Хамбо-ламы, он прилагал немало усилий для просвещения и лечения людей. Он был инициатором постройки новых Чойра и Деважин дацанов. Он ушел с поста в 1917 году и еще несколько лет способствовал предотвращению погромов дацанов в переломные годы истории России. 15 июня 1927 года Хамбо лама Итигэлов в состоянии медитации покинул тело. В позе лотоса, в которой Хамбо лама находился во время медитации, тело поместили в саркофаг и захоронили. 11 сентября 2002 года в Иволгинском дацане состоялось вскрытие саркофага. Спустя 75 лет после захоронения тело великого ламы, не будучи подвергнутым перед погребением какой-либо специальной процедуре для сохранения, осталось нетленным, что является величайшей загадкой для всех ученых, безуспешно пытающихся объяснить феномен великого ламы с материалистической точки зрения.

Хамбо лама Даши-Доржо Итигэлов в Тамчинском дацане (крайний справа).
Источник: официальный сайт Тамчинского дацана

Тамчинский дацан также оставил свой след и в кинематографе, став известным всему миру после выхода фильма советского кинорежиссера Всеволода Илларионовича Пудовкина «Потомок Чингисхана» (1928 год). Именно здесь велись съемки на натуре, и этот архитектурный ансамбль стал фоном церемониального буддийского танца-мистерии «Цам». Дацан специально перенес время проведения цама по просьбе Пандито Хамбо ламы, пошедшего навстречу деятелям искусства: спустя почти сто лет кадры немого кино, запечатлевшие сцены настоящей мистерии цам, представляют огромную ценность для буддистов и исследователей-этнографов.

Тамчинский дацан оставался важным центром развития российского буддизма вплоть до 1930-х годов, когда его постигла та же участь, что и другие буддийские дацаны и храмы. В 1938 году дацан был закрыт, а буддийское наследие — разграблено или уничтожено. Но, в отличие от других, дацан не был уничтожен полностью. Сохранились два его храма — главный Согчен дуган, «место всеобщего собрания», и Чойра (факультет философии). Сейчас они имеют статус памятников культового зодчества ХVIII-XIX веков федерального значения.

В начале 70-х годов XX века оставшийся храмовый комплекс лишился двух дуганов: Аюши и Деважин. Храм Деважин был перевезен в Музей деревянного зодчества Бурятии в Верхнюю Березовку, где и находится в настоящее время. Дуган Аюши входил в состав девяти аймачных храмов, и по просьбе жителей района была проведена его реставрация на новом месте на территории дацана. В ноябре 1996 года состоялось освящение нового здания храма. Дуган Аюши посвящен божеству Аюши, дарующему долголетие (Аюша — это монгольская транскрипция санскритского имени буддийского божества долголетия Амитаюса). В ноябре 1990 года в сохранившемся, несмотря на все события и перипетии, дугане Чойра состоялось освящение вновь открывшегося Тамчинского дацана. 17 июля 1991 года прибывший на 250-летие признания буддизма Российским государством Его Святейшество Далай-лама XIV посетил Тамчинский дацан, и в присутствии многих тысяч верующих совершил молебен. В 2000-х годах Его Святейшеству Пандито Хамбо ламе Дамбе Бадмаевичу Аюшееву удалось привлечь внимание федеральных властей к восстановлению Дацана, и за это время был выполнен значительный объем работ. Металлические кровли главного храма и дугана Чойра из черного железа были полностью за­менены и покрыты оцинкованным кровельным железом, штукатурка фасадов отреставрирована и воссоздана в полном объеме, деревянные поверхности окон, дверей, профилированной облицовки, плоскорельефной резьбы восстановлены и окрашены. Однако впереди предстоит еще немало реставрационных работ, а этому будет предшествовать активная научно-исследовательская деятельность и духовная поддержка всех верующих буддистов Сангхи России.